Начало > Голос партии > Агитматериалы > МАРКСИСТСКИЙ ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МЕТОД

МАРКСИСТСКИЙ ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МЕТОД

МАРКСИСТСКИЙ ДИАЛЕКТИЧЕСКИЙ МЕТОД

Профессор М.РОЗЕНТАЛЬ

ВЫСШАЯ ПАРТИЙНАЯ ШКОЛА при ЦК ВКП (б)

1946 год

(конспект лекций, составленный Зуевым А.Я., членом КПРФ, Ленинского районного местного отделения политической партии, Пермский край)

СОДЕРЖАНИЕ

1. Марксистская диалектика как наука.

1.1. Маркс, Энгельс, Ленин и Сталин о диалектике.

МДМ является существенной и составной частью мировоззрения марксистско-ленинской партии.  В 1888 году в произведении «Людвиг Фейербах» Энгельс писал: материалистическая диалектика бала «нашим лучшим орудием труда и нашим сильнейшим оружием». В основе всего переворота, совершённого Марксом в политической экономии, лежит выработанный Марксом диалектический метод.

«…Применение материалистической диалектики к переработке всей политической экономии, с основания её, – к истории, к естествознанию, к философии, к политике и тактике рабочего класса, – вот что более всего интересует Маркса и Энгельса, вот в чём они вносят наиболее существенное и наиболее новое, вот в чём их гениальный шаг вперёд в истории революционной мысли».

Ленин называет диалектику душой марксизма. Ленин был величайшим мастером революционной диалектики. Его труды составляют целую эпоху в развитии марксистской философии. Великолепно владея диалектикой, он прибегал к её помощи, чтобы разобраться в трудных и сложных вопросах общественной жизни. В 44 года, в период первой мировой войны, Ленин тщательно изучает   «Науку логики» Гегеля. Его труды изложены в «философских тетрадях». Вся теоретическая работа Ленина всегда была связана с коренными и текущими потребностями борьбы трудящихся масс. Этой борьбе Ленин отдавал себя без остатка.

1.2. Историческое подготовление марксистской диалектики.

Марксистская диалектика возникла закономерно на известном историческом этапе развития общества в результате всего предшествующего развития человеческой мысли. Один из важнейших принципов марксистской диалектики: всякое явление всегда находится в процессе развития   и, в то же время, является результатом предшествующего развития. Всякое явление есть движение к результату и результат движения одновременно.

Марксистская диалектика – не случайное открытие гениального ума. Она опирается на все выводы, на все успехи конкретных наук и является теоретическим обобщением достижений естествознания и общественных наук, итогом и обобщением исторического опыта человеческого общества. Метод – это способ познания действительности. Он зависит от уровня знаний. Диалектический метод имеет и специфические (социальные) корни. Борьба классов – это борьба методов, идеологий. Изменяется общество – изменяется (совершенствуется) и метод.  «…Наука о мышлении (т.е. метод познания), как и всякая другая наука, есть историческая наука, наука об историческом развитии человеческого мышления» – Ф.Энгельс.

Этапы исторического пути развития диалектического метода.

Первый этап – это древнегреческая философия и наука. Гераклит: «Всё течёт, всё изменяется, наподобие реки». Он устранял из вселенной покой и неподвижность. Аристотель также рассматривал природу в движении и развитии. Он говорил, что незнание движения влечёт за собой незнание природы. В древнегреческой философии  под диалектикой понималось искусство находить ИСТИНУ в спорах, в диалектической борьбе мнений. Диалектика древних греков выступала «в первобытной простоте» – Энгельс.       Наивная диалектика человечества в пору его детства схватывает лишь общую картину мира, без частностей и подробностей, не проникая ещё вглубь явлений.

Второй этап – накопление знаний. В этот период отдельные знания ещё не были и не могли быть собраны в единую картину мира, где все части были бы связаны между собой внутренней связью, взаимодействовали друг с другом, развивались друг из друга. И это само собой разумеется, поскольку задача анализа – разложения природы на части и познания отдельных её частей – не давала возможности видеть внутреннюю связь явлений и общие закономерности развития природы.

Если отдельное явление  рассматривается изолированно, односторонне (абстрактно), оно неизбежно   вырывается из естественной связи, в которой оно находится со всем остальным миром. Следствием такого подхода является ограниченная точка зрения, неспособная видеть предмет или явление в их развитии и изменении. Диалектическая логика не допускает анализа без одновременного синтеза.

Таким образом, древние греки были сильнее, благодаря своим диалектическим представлениям, пониманием того, что природа изменяется и развивается, и этот процесс бесконечен. В связи с общим характером науки на втором этапе и ограниченным подходом к природе возникает метафизический метод познания. Энгельс писал, что этот «…способ изучения оставил в нас привычку  брать предметы и явления природы в их обособленности, вне их великой общей связи, и в силу этого – не в движении, а в неподвижном состоянии, не как существенно изменяющиеся, а как вечно неизменные, не живыми, а мёртвыми».

Метафизический метод не случайное недоразумение, не плод ошибочных построений того или иного философа. Он, со слов Энгельса, имел великое историческое оправдание и был выражением того подхода к действительности в науке, который был вызван исторической необходимостью. «Надо было,- говорит Энгельс,- исследовать предметы, прежде чем можно было приступить  к исследованию процессов. Надо было сначала узнать, что такое данный предмет, а потом уже изучать те изменения, которые в нём происходят».

Метафизическое мировоззрение неумолимо вытеснялось новым, диалектическим. К этому времени произошли огромные изменения в общественной жизни народов. С победившим капитализмом значительно обострились  общественные противоречия.  Борьба классов теперь явно выступала как двигатель событий. Классовое противоречие давало ключ к пониманию диалектики общественного развития не только в настоящем и прошлом, но и в будущем.

Историки Франции – Тьерри, Гизо, Минье – «…не могли не признать борьбы классов ключом к пониманию всей французской истории» – Ленин. Социалисты-утописты (19 век) – Оуэн, Сен-Симон, Фурье, хотя и несовершенно, отражали в своих взглядах черты диалектики развития общества в новое время. Таким образом, как в области естествознания, так и в области науки об обществе сложились объективные предпосылки для замены устаревшего метафизического метода новым, подлинно научным, диалектическим.

Диалектические воззрения в философии во второй половине 18 века представлены у немецких философов – Канта, Фихте, Шеллинга и особенно у Гегеля. Однако идеалистическая диалектика их была ограниченной, половинчатой, непоследовательной, и сочеталась с неопределёнными метафизическими принципами. Это были идеологи капитализма. Идеалистическая диалектика Гегеля, как и материализм того времени, была вершиной буржуазной философии. Выше этой вершины буржуазная философия подняться не могла.

Более того, после Гегеля буржуазная философия с достигнутой вершины падает глубоко вниз, игнорирует то ценное, что заключалось в философии Гегеля, заменяет диалектику метафизическими теориями – позитивизмом, иррационализмом, махизмом и т.д. Она порождает гнилые плоды, такие как философия Ницше, Шпенглера и др.

Марксистский диалектический метод возник как закономерный итог и результат многовекового развития науки, как теоретическое обобщение этого развития, а также развития человеческого общества, как мировоззрение самого прогрессивного и революционного класса в истории общества – пролетариата.

1.3. Что такое марксистский диалектический метод?

Диалектическая философия – наука о наиболее общих законах природы, общества и мышления. Ленин писал, что диалектика есть «…учение о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде, учение об относительности человеческого знания, дающего нам отражение вечно развивающейся материи». Это наука о законах всякого движения. Конкретная наука не занимается законами ВСЯКОГО движения. Конкретная наука изучает определённые формы движения, свойственные конкретным явлениям.

Однако законы вполне уместные в одной области науки не имеют применения в другой области жизни. Почему законы развития, составляющие диалектику, имеют силу для всех явлений общественной жизни, природы и мышления? Потому что эти законы являются обобщением наиболее существенного и общего, что свойственно каждому явлению, любой конкретной форме движения. «Это означает, – писал Энгельс,- что законы её должны иметь силу  для движения как в области физической природы и человеческой истории, так и для движения мышления».

Картина, рисуемая конкретной наукой, является лишь частью целого. Но эта часть соединена с другими частями необходимой внутренней связью, и законы  каждой части подчинены законам целого. Поэтому, чтобы правильно устанавливать законы развития каждой отдельной области природы, знания и жизни, надо знать общие законы природы в целом. Можно, конечно, самостоятельно, не зная общих законов, после длительного блуждания и потери времени, прийти к пониманию, но изначальное знание этих законов развития облегчит поиск верного решения, придаст твёрдую уверенность в истинности знания.

Великий русский писатель – диалектик Чернышевский объяснил, что значит, в общественной жизни уметь руководствоваться законами целого. В его пояснении содержится торжество философского диалектического оптимизма. Пусть, говорил он, сейчас тяжело, пусть настоящее сейчас давит грузом на жизнь людей, пусть ещё жизнь далека от идеала, но существует великий закон, согласно которому всё изменяется и развивается. Новые лучшие формы жизни с железной  необходимостью придут  на смену существующим. Он писал: «Кто понял этот великий, вечный повсеместный закон, кто приучился применять его ко всякому явлению,- о, как спокойно призывает он шансы, которыми смущаются другие…». Отсюда его знаменитое заключение: «пусть будет, что будет, а будет, в конце концов, всё-таки на нашей улице праздник».

Мой комментарий (А.З.).

Материалистический диалектический метод – универсальный метод познания, незаменимое орудие научного исследования, руководство для действия, самосовершенствования и совершенствования окружающего нас мира. Он отражает объективную диалектику жизни. Он – всеобщий метод, дающий единственно правильный угол зрения на действительность, правильный способ изучения, подхода к действительности.

1.4. Диалектика и научное познание природы.

Энгельс сделал вывод: «диалектика становится абсолютной необходимостью для естествознания». К 1900–му году,  естествознание – главным образом  физика – очутилось в состоянии глубочайшего кризиса. Ленин указал, что суть кризиса в том, что физики не сумели « прямо и сразу подняться от метафизического материализма к диалектическому материализму». «Этот шаг (в сторону диалектики – М.Р.) делает и сделает современная физика, но она идёт к единственно верному методу и единственно верной философии естествознания не прямо, а зигзагами, не сознательно, а стихийно, не видя ясно своей «конечной цели», а приближаясь к ней ощупью, шатаясь, иногда даже задом. Современная физика лежит в родах. Она рожает диалектический материализм».

1.5. Диалектика и общественная наука. Диалектика – орудие революционной практики.

Органична связь между практической деятельностью большевистской партии, её политикой и марксистской диалектикой, как и марксистско-ленинской теорией в целом. Это решающая черта всей истории нашей партии. Развитие общества – это естественноисторический процесс, которым управляют материальные законы, независящие от воли и сознания людей, но проявляющиеся через их сознание и волю.

Развивая учение Маркса, Ленин выдвинул тезис о возможности построения коммунизма в отдельно взятой стране, а Сталин – тезис о необходимости сохранения коммунистического государства, находящегося в капиталистическом окружении. С учётом конкретной исторической ситуации  это явилось творческим развитием марксизма на основе марксистского диалектического метода. Ленин и Сталин, как и основоположники марксизма, подчёркивали, что их Учение не догма, а руководство к действию, которое требует развития и дополнения, исходя из исторически прогрессирующей практики.

2. ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЬ МАРКСИСТСКОГО                                ДИАЛЕКТИЧЕСКОГО  МЕТОДА И ИДЕАЛИСТИЧЕСКОЙ                        ДИАЛЕКТИКИ ГЕГЕЛЯ

2.1. Значение вопроса.

Основоположники марксистского мировоззрения не просто заимствовали свой метод у Гегеля, а создали новую, единственно последовательную, строго научную диалектическую теорию развития. Диалектическая теория Маркса и Энгельса возникла и выросла в борьбе против метафизики и против идеалистической философии Гегеля, против «мистифицирующей стороны» гегелевской диалектики.

«Тем не менее, из всего наличного логического материала это (диалектический метод Гегеля – А.З.) было единственное, что можно было, по крайней мере, использовать. Этот метод не подвергался критике, его никто не преодолел. Никто из противников великого диалектика не мог пробить брешь в гордом здании этого метода. Он был забыт потому, что гегелевская школа не знала, что с ним делать. Поэтому в первую голову надо было подвергнуть гегелевский метод основательной критике. Но  критика этого метода, – продолжает далее Энгельс, – была нелёгкой задачей, вся официальная философия боялась и теперь ещё боится взяться за неё».

Маркс – единственный человек, который взял на себя труд высвободить из гегелевской логики то ядро, которое заключает в себе действительное открытие Гегеля, и восстановить диалектический метод, освобождённый от идеалистических оболочек, в том простом виде, в котором он становится правильной формой развития мысли. «У Гегеля диалектика стоит на голове» – Маркс.

Диалектика – не отвлечённая теория, предназначенная для любителей философии, а боевое оружие в борьбе за практическое переустройство общества (личности). Непонимание различия между материалистической и идеалистической диалектикой притупляет это революционное оружие и ведёт к стиранию грани между пролетарским (прогрессивным) и буржуазным (реакционным) мировоззрением.

2.2. Диалектика Гегеля – идеалистическая диалектика.

«Мой диалектический метод не только в корне отличен от гегелевского, но представляет его прямую противоположность» – Маркс. Заслуги Гегеля бесспорны. В идеалистической форме Гегель энциклопедически исследовал и изобразил формы диалектического движения, обосновал принцип развития. Гегелевская «мистификация» не помешала тому, что Гегель впервые дал картину диалектических форм движения. Ленин писал о диалектике Гегеля как о величайшем приобретении новейшей философии.  Ленин говорил, что умный идеалист лучше глупого материалиста.

На примере гегелевской философии ярко обнаруживается реакционный характер идеализма. Идеализм не совместим с наукой. Он ставит непреодолимые препятствия научной мысли и въедается в самую ткань науки. Идеализм Гегеля неизбежно породил противоречие, характерное для всей его философии в целом, противоречие между диалектическим методом и идеалистической философской системой. Идеализм Гегеля не случаен, он имеет классовые корни.

Гегелевская абсолютная идея (идеалистическая философская система) есть, не что иное как, человеческое сознание, оторванное от природы и самого человека, обожествлённое, превращённое в абсолют, господствующий над миром. Гегель смотрит на мир сквозь эту фантастическую идею, извращающую мир, воздвигающую между действительностью и наукой непроходимый барьер. Его диалектика была хоть и фантастическим, но, всё же, отражением самой действительности. По этой причине, по выражению Ленина, Гегель «гениально угадал в диалектике понятий диалектику самих вещей».

Как у Гегеля появляется АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ, а из неё возникает реальный мир? В чём «тайна спекулятивной конструкции»? – первого этапа.

1. Сначала отдельные явления и мир  превращаются в ИДЕЮ.                             2. Обобщая свойства реальных вещей, Гегель получает абстрактные понятия. 3. Все нити, связывающие понятия с реальными предметами обрываются, и понятия приобретают тот самостоятельный божественный характер, который нужен философу, чтобы из призрачного материала лепить мир.

Получив на первом этапе мистическую идею, Гегель на втором этапе заставляет эту идею проявить все свои сверхъестественные свойства. .      1. Тут на сцену выступает диалектическая природа идеи, поскольку, по Гегелю, заранее содержит в себе многообразие и богатство мира. Только вначале всё многообразие мира существует в идее в неразвёрнутом виде. Абсолютная идея – не мёртвая и неподвижная субстанция, а диалектически изменяющаяся и развивающаяся.

2. Диалектическое развитие идеи есть процесс её саморазвития, в котором всё богатство её сущности развёртывается, приобретает внешнюю оболочку и обычную видимость вещей, форму явлений природы, человеческой истории и т.д. Понятие у Гегеля «порождает из самого себя реальность как свою реальность».

3. Путём борьбы противоположностей, перехода количества в качество, преодоления противоречия между формой и содержанием, идея развивается от простого к сложному, от низшего к высшему, идя к своей основной цели – реализации своей внутренней сущности.

4. Таким образом,  Гегель конструирует весь мир – природу, общество, государство, правительства, искусство, право, религию, всё на свете. Всё, что мы видим вокруг себя, всё, что происходит вокруг нас, наше собственное тело, наши руки, ноги, зубы – всё есть результат диалектического саморазвития духа, идеи, бренная оболочка, сквозь которую просвечивает «творческая   мощь» духа, идеи.

Вся история развития по Гегелю – это процесс одевания и переодевания духа.

1. Круг ДУХА. Сначала ДУХ (абсолютная идея) существует в себе. Хотя он и содержит в себе все виды бытия, он ещё, так сказать, гол. Бесплотная идея проходит сначала круг своего развития в пределах чистой мысли, логики.

2. Круг ПРИРОДЫ. Затем ДУХ одевается в платье природы, то есть, порождает природу.

3. Круг человеческой истории. Круг природы на определённом этапе уступает своё место развития человеку, человеческому сознанию, истории общества.

4. ЗАВЕРШЕНИЕ КРУГА РАЗВИТИЯ ИДЕИ. Идея оставляет материальную оболочку и возвращается к себе самой. Таким образом, ДУХ взбирается на вершину самосовершенствования, к своей цели. Цикл развития идеи завершается. Он заканчивается в той самой точке, с которой начался,- вначале была мысль, идея и в конце мысль, идея. Но сейчас идея свободна от всего, что стесняет её природу, и достигла блаженного состояния удовлетворённости от проделанной и завершённой работы. Развитие реального, внешнего мира есть лишь отблеск развития идеи.

2.3. Идеалистическая диалектика отрицает развитие в природе.

По Гегелю, развивается только идея, а не природа, которая выпадает из круга диалектических законов развития. Он сознательно ущемляет всеобщий характер диалектического развития в связи с идеалистической основой его философии.  У него природа – инобытие ДУХА, в котором дух чувствует себя наиболее скованным и несвободным. Идеализм требовал, чтобы природа, как нечто низшее по сравнению с духом, была лишена развития, и диалектика Гегеля подчинилась этому требованию.

2.4. Диалектика Гегеля обращена к прошлому, а не к настоящему и будущему.

В истории Гегелем признаётся развитие в строго ограниченных рамках, что противоречит его же диалектике развития. Диалектика Гегеля связана по рукам и ногам буржуазной идеологией. Уже в исходном пункте философии Гегеля, в его абсолютной идее неизбежно содержится будущий логический конец всякого развития. Гегель использует историю, чтобы приспособить её к своей заранее предопределённой цели. Сам Гегель устанавливает главную особенность своей диалектики. Он говорит, что «…задача философии уже исполнена, потому что она уразумела своё понятие и ей остаётся только оглянуться на своё развитие». Так диалектик превращается в метафизика.

2.5. «Мнимый критицизм» идеалистической диалектики.

Гегель определяет прогресс всемирной истории как прогресс в осознании свободы. История развивается не потому, что развивается её материальная основа, а потому, что в человеке развивается сознание о свободе. Стоит поэтому человеку вообразить, что он свободен, чтобы это воображение стало тождественным с действительной, реальной свободой человека.

Существование рабства, угнетения, насилия объясняется Гегелем тем, что человек ещё не сознаёт своей свободы. Следовательно, всё несчастье раба, насилуемого и угнетённого, состоит в том, что он не выработал ещё в себе сознания о свободе. Если бы он поднялся в сознании до этого понятия, он перестал бы в жизни быть рабом.

На мой взгляд (мой комментарий – А.З.), здесь Гегель и прав и неправ одновременно. Психология угнетённого сама по себе порождает психологию угнетателя, провоцирует её своим присутствием. Кроме того, сознание является организующей частью социальной формы движения материи и, следовательно, частью содержания общественного бытия. При достижении сознанием необходимого уровня развития происходит переход «субъективного» в «объективное» и идея становится материальной силой. Однако идея при этом не становится веществом или предметом, как у Гегеля. Само собой разумеется, что законы общественного развития первичны по отношению к сознанию и всё время подталкивают его к дальнейшему совершенствованию. Именно бытие с его материальными объективными законами определяет общественное сознание.

Гегель критикует рабство и отрицает его, но вся его критика сводится к отрицанию рабства в сознании, в мысли, но не в действительности. Сколько угодно можно отрицать зло в сознании, но если оно не отрицается в самой действительности, всякое отрицание остаётся мнимым, иллюзорным. Мысль испаряется, действительность же во всей своей ощутимой реальности остаётся. В мысли человек поднимается в заоблачные сферы, в действительности он погрязает в рабстве, во всей отвратительной прозе жизни. Вот это Маркс и называет «мнимым критицизмом» Гегеля.

2.6. Марксистская диалектика – материалистическая, революционная диалектика, наука, обращённая не только к прошлому, но и к настоящему и будущему.

Маркс и Энгельс различали объективную и субъективную диалектику. Первая царит во всей природе, вторая представляет собой диалектическое мышление как отражение противоречивой действительности. «…Развитие противоречий известной исторической формы производства,- писал Маркс,- есть единственный исторический путь её разложения и образования новой». В этом центральном пункте материалистической диалектики заложена её взрывчатая, революционная сила, делающая её непримиримым врагом всего реакционного и регрессивного.

Марксистская диалектика теснейшим образом связана с пролетарским социализмом, с теорией классовой борьбы и диктатуры пролетариата.

 

 

3. ВСЕОБЩАЯ СВЯЗЬ И ВЗАИМОЗАВИСИМОСТЬ ЯВЛЕНИЙ                                         В ПРИРОДЕ И ОБЩЕСТВЕ

3.1. Диалектика и метафизика о связи явлений.

«…Ни одно явление в природе не может быть понято, если взять его в изолированном виде, вне связи с окружающими явлениями, ибо любое явление в любой области природы может быть превращено в бессмыслицу, если его рассматривать вне связи с окружающими условиями, в отрыве от них, и, наоборот, любое явление может быть понято и обосновано, если оно рассматривается в его неразрывной связи с окружающими явлениями, в его обусловленности от окружающих его явлений» – Сталин.

Метафизический метод – детище 16 – 18 вв. Естествознание того времени не дошло до понимания глубокой, органической связи явлений природы. Наука была собирающей, а не упорядочивающей. Явления рассматривались как существующие рядом друг с другом, как независимые друг от друга. Пространство, время, движение брались не в их единстве, а в их разорванности. Пространство представлялось пустым ящиком, в котором движутся тела, никак не связанные и не взаимодействующие с ним. Время также рассматривалось как отвлечённое, абстрактное время, способное существовать вне связи с реальным движением материи. Пространство-время – это форма движения материи (мой комментарий – А.З.).

В 19 веке наука, по словам Энгельса, стала наукой «…о связи, соединяющей явления в одно великое целое». В «Философских тетрадях» Ленин показывает, какой путь проходит исторически-прогрессирующее познание человечества: «…от существования к казуальности (т.е. причинности – М.Р.) и от одной формы связи и взаимозависимости к другой, более глубокой, более общей».

Всё многообразие природы составляет многообразие форм единого материального движения, превращающихся одна в другую, взаимно связанных между собой и не существующих одна без другой.

3.2. Причинность. Причинная связь и обусловленность явлений. Причинно-следственные связи.

Только практическая деятельность и научное познание, основанное на практике, на эксперименте, способны дать истинное разумение причинности, связывающей между собой явления природы. Вся вера в чудеса и предрассудки, вся религия основаны на затемнении причинных связей, существующих между предметами. При капиталистическом способе производства действительные общественные отношения и их причинная обусловленность настолько затемнены, что реальный мир выглядит, по словам Маркса, как «заворожённый, искажённый и на голову поставленный мир».

Наличие причинно-следственной связи  и, следовательно, закономерности и необходимости, есть та объективная основа, которая даёт возможность людям познавать природу и общество, сознательно действовать. Без такой основы невозможно было бы никакое познание и сознательное действие. Ленин писал, что вопрос  о причинности имеет особенно-важное значение для правильной научной теории познания. Для материалистов бесспорным является объективный характер причинности.

Буржуазная идеалистическая философия воспользовалась кризисом в естествознании и открыла поход против материалистического детерминизма, то есть материалистического учения о причинности и её объективном характере (махизм). Одни идеалисты заменяют объективную причинную связь умозрительными понятиями и представлениями, другие приписывают их высшему творцу.

Не «мистический синтез» или слепой рок правит историей, а закономерная и железная необходимость, основанная на объективном взаимодействии причин и следствий. Можно сколько угодно отрицать причинную связь явлений в самой природе,- её объективный характер не исчезнет, как призрак от этих заклинаний. Ибо эта связь – свойство самой природы, самих вещей, и величие человека и его деяний измеряется не тем, что он её игнорирует, а тем, что он её познаёт и, познавая, действует в соответствии с объективным ходом истории.

Идеалистические теории причинности лучше всего опровергаются практикой. Практической деятельностью человек доказывает объективность причинности и на основе закономерностей природы живёт в гармонии с ней соответственно своим целям и интересам.

 

3.3. Всеобщая связь и взаимодействие явлений. Природа как связное единое целое.

Одно и то же явление может быть одновременно и причиной и следствием. Причина и следствие могут переходить друг в друга, меняться местами, они диалектически взаимодействуют друг с другом. Цепь взаимосвязей развёртывается по направлению и назад, и вперёд. В объективной действительности существует всеобщая связь и взаимосвязь явлений. Каждое явление связано прямо или косвенно со всеми другими явлениями. Если мы устанавливаем непосредственную причину какого-либо явления, мы несколько упрощаем действительную связь, ибо мы вырываем данное явление из его всеобщей связи с другими явлениями. Одно и то же явление может быть совокупным следствием множества причин (мой комментарий – А.З.)

Ленин писал, что «…человеческое понятие причины и следствия всегда несколько упрощает объективную связь явлений природы, лишь приблизительно отражая её, искусственно изолируя те или иные стороны одного единого мирового процесса». Ленин говорит, что ПРИЧИНА и СЛЕДСТВИЕ суть лишь «малая частичка всемирной связи», «…лишь моменты всемирной взаимозависимости, связи (универсальной), взаимосцепления событий, лишь звенья в цепи развития материи».

Это же положение подчёркивал и Энгельс. Он писал: «Мы видим далее, что причина и следствие суть понятия, имеющие значение лишь в применении к отдельному явлению, но что если рассматривать то же явление в его общей мировой связи, то эти два понятия соединяются и переходят в представление о всеобщем взаимодействии, в котором причина и следствие постоянно меняются местами, и то, что теперь или здесь является следствием, станет там или тогда причиной, и наоборот».

Из всего сказанного следует чрезвычайно важный вывод о том, что природа есть единое связное целое. Природа едина во всех своих частях. Каждое явление, всякий процесс есть лишь часть целого. Только с точки зрения целого можно понять отдельное, единичное. Своим учением о всеобщей связи и взаимозависимости явлений марксистская диалектика вооружает научное познание понятием закономерности действительности. Всё сказанное относится и к обществу в целом.

3.4. Диалектическое требование всесторонности анализа явлений. Диалектика и софистика.

«Совокупность всех сторон явления, действительности и их (взаимо) отношения – вот из чего складывается истина» – Ленин. Он продолжает далее: «Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и «опосредствования». Мы никогда не достигнем этого полностью, но требование всесторонности предостережёт нас от ошибок и от омертвения».

СОФИСТИКА – в переводе с греческого – означает ИЗМЫШЛЕНИЕ, ХИТРОСТЬ, стремление «суть дела обходить увертками». При этом в одностороннем порядке выхватывается какое-нибудь  одно явление или одна сторона дела. К примеру, Каутский утверждал, что ИМПЕРИАЛИЗМ есть лишь политика, которую можно устранить критикой, пожеланием, требованием заменить её иной политикой. К. сознательно, софистически выхватывал империалистическую политику, игнорируя её связь с «целым», то есть с экономическими основами этой политики.

Ленин называет СОФИСТИКОЙ анализ первой мировой войны, сделанный немецкими социал-демократами, которые, желая выгородить и оправдать «свой», немецкий империализм, заявляли, что задача всего человечества заключается в уничтожении английского империализма, которое и является основным злом. По этому поводу Ленин делает замечание: «Не диалектика, а софистика… везде игра со словечком «диалектика», понятым архипошло. Ни тени всесторонности. Выхвачено СОФИСТИЧЕСКИ одно: Английское мировое господство подорвать».

Противопоставляя метафизике и софистике диалектический метод, Сталин в 1929 году говорил об опасности позиции правых оппортунистов  «замазывающих» неоднозначность и «двусторонность» НЭПа:  «Когда мы вводили НЭП в 1921 году, мы направляли тогда его острие против военного коммунизма, против такого режима и порядков, которые исключают, какую бы то ни было, свободу торговли». Это одна  сторона НЭПа. Но НЭП имеет и другую сторону.

«Дело в том, что НЭП вовсе не означает полной свободы торговли, свободной игры цен на рынке. НЭП есть свобода торговли в известных пределах, в известных рамках, при обеспечении регулирующей роли государства на рынке. В этом, именно, и состоит вторая сторона НЭПа. Причём эта сторона НЭПа не менее, если не более, важна, чем первая его сторона»- Сталин. Он опирался на диалектическое понимание ИСТИНЫ как совокупности всех, в том числе, противоположных (противоречивых – А.З) сторон явления в их связи и взаимоотношениях. Он брал НЭП как связное, единое целое и показал весь вред превращения одной части, стороны явления, в целое.

3.5. Существенные и несущественные, необходимые и случайные связи и отношения. Диалектика и эклектика.

Все явления (вещи), взаимодействуя между собой, находятся в отношениях различной степени значимости. Есть отношения СУЩЕСТВЕННЫЕ, менее существенные и совсем несущественные. Связи между явлениями могут быть НЕОБХОДИМЫМИ и СЛУЧАЙНЫМИ. Марксизм возвёл социологию – учение об обществе – на ступень науки, поскольку дал объективный критерий для разграничения «важных» и «неважных» явлений в обществе. Этот критерий – производственные отношения.

ЭКЛЕКТИКА – по определению Ленина – «Логика формальная…берёт формальные определения, руководствуясь тем, что наиболее обычно или, что чаще всего бросается в глаза и ограничивается этим. Если при этом берутся два или более различных определения и соединяются вместе совершенно  случайно…, то мы получаем эклектическое определение, указывающие на разные стороны предмета и только».

ЭКЛЕКТИКА – есть чисто произвольное и случайное соединение разных сторон предмета или процесса, соединение, в котором игнорируется различие между важными и неважными сторонами, не выделяются существенные связи и отношения предмета, в отличие от «несущественных».

Диалектик, в отличие от эклектика, понимает (по Ленину): «Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и «опосредствования». Но этого ещё недостаточно, поскольку «… меняется назначение предмета, употребление его, связь его с окружающим миром». Поэтому нужно видеть основную, решающую связь  предмета  с окружающим миром. Дело ещё и в том, что «…человеческая практика должна войти в полное «определение» предмета и как критерий истины, и как практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку».

3.6. Исторический подход к явлениям. Истина отвлечённая и истина конкретная.

То, что вчера, в одних исторических условиях,- истина, сегодня, в изменившейся ситуации, становится противоположностью истины. Истина конкретна.  Истина крепко привязана к месту, времени и обстоятельствам (мой комментарий – А.З.).

4. ДВИЖЕНИЕ И РАЗВИТИЕ В ПРИРОДЕ ИОБЩЕСТВЕ

4.1. Метафизическая теория неизменности природы.

4.2. Диалектика о движении и развитии. Отмирание старого и нарастание нового – закон развития.

Движение есть форма бытия материи. Понимание движения не сводится к движению механическому, оно проявляется во множестве форм: тепло, химические реакции, биологическая жизнь, чувства, эмоции, мышление – всё это движение (мой комментарий – А.З.).  Движение в применении к материи это – изменение вообще.

4.3. Движение и покой. Движение и равновесие.

Всякое равновесие (покой) относительно и временно, абсолютно только движение. Движение, в конечном счёте, всегда уничтожает состояние покоя, равновесия и приводит к образованию новых предметов, новых явлений (М.Р.).  (Мой комментарий – А.З.) – СТАНОВЛЕНИЕ включает в себя два момента  противоречивого движения, то есть «снимает» беспокойное единство его моментов с возникновением равновесия, ясности и покоя. Есть ли покой и равновесие? – И да, и нет одновременно.

Покой рассматривается как частный случай движения, но движения незаметного. Покой  всегда относителен.

 

 

4.4. Неодолимость того, что возникает и развивается.

То, что возникает и развивается неодолимо уже потому, что такова объективная тенденция движения и развития материи. Однако в противоречивом водовороте движения жизни (материи) есть и другая неодолимая тенденция – прехождение. Всё старится, умирает, исчезает. Эту тенденцию тоже можно заставить работать на нас (мой комментарий – А.З.).

«Для диалектического метода важно, прежде всего, не то, что кажется в данный момент прочным, но начинает уже отмирать, а то, что возникает и развивается, если даже выглядит оно в данный момент непрочным, ибо для него неодолимо только то, что возникает и развивается» – Сталин. Только новому и прогрессивному принадлежит будущее. Вероятно (мой комментарий – А.З.) это не вся правда.

Исторический    многовековой   опыт показывает, что в жесточайших битвах, из которых складывается история, торжество всегда принадлежит той стороне, силы которой растут, увеличиваются и которая выражает прогрессивные тенденции времени. Пусть эти силы в начале своего появления будут малы, незначительны, пусть они на первых порах выглядят непрочными по сравнению со старыми силами,- победа, так или иначе, будет за ними. Старое, ещё прочно чувствующее себя, всегда «кичится»  перед ростками нового, выставляя свою силу и делая всё для того, чтобы возникающее и растущее уничтожить.

Неодолимая сила истории – это миллионы и десятки миллионов трудящегося народа, не видящего спасения от нищеты на почве старого общества, рвущихся к новой жизни.  «Трудно представить себе более решительное поражение, чем то, которое потерпела революционная партия или, вернее, революционные партии континента на всех пунктах боевой линии. Но что – же из этого?.. Уже давно миновали времена того суеверного взгляда, который причиной революций считал злонамеренность кучки агитаторов. В настоящее время всякий знает, что каждый раз, когда наступают революционные потрясения, за ними всегда и повсюду стоит известная общественная потребность, удовлетворение которой тормозится отжившими учреждениями. Эта потребность может ощущаться не так ещё сильно, может ещё не настолько войти в общее сознание, чтобы обеспечить непосредственную победу; но всякая попытка её насильственного подавления лишь заставляет её выступать с возрастающей силой до тех пор, пока, наконец, она не разобьёт своих оков. Поэтому, если мы разбиты, нам не остаётся ничего другого, как только начинать сначала» – Маркс и Энгельс.

Определение причин, толкающих массы на революцию, на прогрессивную войну и делающих их борьбу неодолимой силой, мы находим у Ленина: «…десятки миллионов людей не идут на революцию по заказу, а идут тогда, когда настаёт безысходная нужда, когда народ попал в положение невозможное, когда общий напор, решимость десятков миллионов людей, ломает все старые перегородки и, действительно, в состоянии творить новую жизнь».

Таковы причины неодолимости того, что возникает и развивается. В самой сущности развития, как изменения, как исчезновения старого и возникновения нового, заложена неодолимая сила нового, прогрессивного. Неодолимость и победа нового – не гладкий и прямолинейный процесс. Диалектика марксизма-ленинизма ничего общего не имеет с плоскими эволюционными теориями, которые упрощают картину объективного развития, не замечают всей сложности, противоречивости и изображают её, как прямую линию, без зигзагов, без временных отступлений.

Оппортунисты полагают, что путь развития общества, классовой борьбы, не должен знать никаких трудностей, никаких препятствий, никаких зигзагов. Они готовы «бороться», но при условии, чтобы заранее существовала гарантия от всяких поражений и чтобы, как остроумно их высмеивал Ленин, поезд революции катился по рельсам легко и плавно, пока кондуктор не объявит этим «революционерам»: «станция социализм, вылезайте».

Нельзя представлять себе дело так, что раз новое возникло, оно сразу имеет перед собой свободный путь и может свободно развиваться. Никогда в истории общества этого не бывало. Напротив, какой бы крупный отрезок истории мы ни взяли, мы всегда увидим, что новое возникало и развивалось в борьбе, и в этой борьбе оно знало как поражения, так и победы.

Новое по факту своего рождения является ещё не совсем новым. Оно по факту рождения является только лишь НОВОЙ ВОЗМОЖНОСТЬЮ. Однако в этой НОВОЙ ВОЗМОЖНОСТИ присутствует тенденция НЕОДОЛИМОСТИ, поскольку МОМЕНТ ВОЗНИКНОВЕНИЯ – движение ВЕЧНОЕ. Движение это, как МОМЕНТ СТАНОВЛЕНИЯ, не новое и не старое (хотя, впрочем, и новое, и старое одновременно), то есть, именно, ВЕЧНОЕ (Мой комментарий – А.З.).

Далее новое оценивается уже по факту РАЗВИТИЯ как ПРОДУКТ ВОСПИТАНИЯ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВ. Только после этого оно становится ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ, то есть зрелым, состоявшимся и прогрессивным (Мой комментарий – А.З.).

Такое НОВОЕ впоследствии уже трудно назвать СТАРЫМ, поскольку оно становится основательным, фундаментальным – ВЕЧНЫМ, из которого образуется ещё более НОВОЕ – прогрессивное (А.З.).

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО НОВОЕ – прогрессивное должно поднимать выше «ПЛАНКУ РАЗВИТИЯ» и иметь достаточно сил, чтобы удержать её на высоком уровне. Для НОВОГО применим не только качественный, но и количественный критерий. НОВОЕ пробивает себе дорогу ещё и количеством попыток: в вечной тенденции возникновения НОВОГО и состоит непреодолимость НОВОГО (Мой комментарий – А.З.).

Обосновывая на 10-ом съезде РКП(б) правильность и необходимость НЭПа, Ленин говорил: «Для нас ясно одно: резолюция 9-ого съезда предполагала, что наше движение будет идти по прямой линии. Оказалось, как оказывалось постоянно во всей истории революций, что движение пошло зигзагами».  «Представлять себе,- писал Ленин,- всемирную историю идущей гладко и аккуратно вперёд, без гигантских, иногда, скачков назад, недиалектично, ненаучно, теоретически неверно».

Законы диалектического развития в обществе, революционного развития, действуют через сознательную деятельность знающих и настойчивых людей, которые умеют отстаивать свои интересы, умеют жить и радоваться жизни в процессе борьбы, вопреки трудным жизненным обстоятельствам (мой комментарий – А.З.).

4.5. Марксистская диалектика и чувство нового.

Диалектическое понимание развития (Мой комментарий – А.З.)

как отрицание старого (отрицание с удержанием – созиданиие) и возникновения нового как объективной неодолимости всего того, что возникает и развивается, выдвигает очень важное требование к практической деятельности, вектор движения которой должен совпадать с вектором развития общества.

Это требование означает: видеть новое (прогрессивное), возникающее в жизни, чувствовать это новое, во всяком деле не терять перспективы движения, смотреть на настоящее не только с точки зрения прошлого, но и с точки зрения будущего, с точки зрения того, во что настоящее превращается, что оно рождает. Диалектика помогает проникнуть за оболочку существующего и обнаружить возникновение новых явлений, тенденций развития.

Марксисты ориентировались на то новое, что возникало в Российской действительности, на рабочих, создавших в 1905 году Советы рабочих депутатов.

4.6. Возможность и действительность. Роль практической деятельности в становлении нового.

Учение марксистской диалектики о неодолимости того, что возникает и развивается, не означает, что всякое прогрессивное явление побеждает автоматически, без сознательной деятельности людей. Зародыши нового могут не развиться и не получить распространения, если, как говорил Ленин, не ухаживать за ними, если не помогать их росту. Новое, только возникая в общественной жизни, представляет на первых порах лишь потенциальную возможность развития. Но возможность сама по себе не может превратиться в действительность.

Опыт истории доказывает, что развитие общества, ставя на очередь дня те или иные задачи, требует разрешения их путём практической и сознательной деятельности людей. Новое всегда (в природе) вначале существует как потенциальная возможность, которая может стать действительностью благодаря и стихийному стечению обстоятельств. Новое, как возможность в развитии общества, становится действительностью через сознание людей и их активную жизненную позицию, приобретая свойство неодолимой тенденции (Мой комментарий – А.З.).

.

Отсюда вытекает признание величайшей роли субъективных сил истории – народов, классов, партий, вождей. Возможность (возникновение) того или иного нового явления есть лишь необходимая предпосылка его развития, а действительность же является реализованной возможностью. Возможность не может превратиться в действительность «самотёком». Выходит, что может случиться такая ситуация, при которой возможности для победы имеются, но мы их не видим и потому не можем ими воспользоваться, тогда вместо победы получается поражение.

Теперь мы знаем ответ на вопрос, почему развалился СССР, и почему умерла КПСС? Партия не сумела правильно использовать возможности и преимущества, предоставляемые советским строем. Она очень мало делала для того, чтобы превратить эти возможности в действительность, обеспечив, таким образом, коммунистическому строительству максимум успеха. Партия и общество не выдержали испытания «сытостью». Партия пренебрегла диалектической необходимостью развивать теорию, которая была бы способна овладеть умами масс (мой комментарий – А.З.).

В общественной жизни,  развитие, становление нового, неодолимая сила того, что возникает и развивается, реализуется в практической деятельности классов, партий, вождей.

5. РАЗВИТИЕ КАК ПЕРЕХОД КОЛИЧЕСТВЕННЫХ ИЗМЕНЕНИЙ В КОРЕННЫЕ КАЧЕСТВЕННЫЕ

5.1. Метафизическая теория количественного развития.

В метафизике – количественный процесс – это увеличение или уменьшение готовых предметов. Метафизика многогранна, она проявляется в различных формах. Метафизики изобретательны в своих умозаключениях. Метафизики отрицают развитие и возможность перехода одного качества в другое.

5.2. Предмет как качественная и количественная определённость. Мера. Переход количественных изменений в качественные.

Каждому предмету свойственно быть качественной определённостью. В чём качество предмета, в том его и определённость. Диалектическое понимание качества предметов отражает единство мира, связь, существующую между качественно различными предметами и явлениями. Качество неотъемлемо от предметов. Если отнять у предмета качество, оно перестанет быть данным предметом. Качество предмета – это его существенная внутренняя определённость.

Любому предмету присуща и количественная определённость. Молекулы состоят из атомов и т.д. Все качественные различия в природе основаны на количестве материи и формах её движения. То же самое обнаруживается в явлениях общественной жизни. Предмет – это единство качественной и количественной определённости. Это единство выражает понятие «МЕРА». Мера выражает то важное  обстоятельство, что каждый предмет как определённое качество имеет не всякое, какое угодно, а определённое количество, а определённое количество может сочетаться   только с соответствующим качеством.

Всякий процесс развития происходит в два этапа. Сначала происходит постепенное количественное развитие предмета, которое не меняет качества (сущности) предмета. Развитие на этом этапе носит медленный, незаметный, количественный характер и предмет находится в состоянии относительного покоя, равновесия. Этот период развития является процессом вызревания новых, революционных, взрывных сил, которые приводят на втором этапе к решительным изменениям.

По мере вызревания взрывных сил мера переполняется и, предмет из-за нарушения меры теряет свою устойчивость. Наступает второй этап: быстрый и внезапный, скачкообразный переход старого качества в новое качество. Таким образом, развитие, включает в себя два временных периода непрерывного движения изменения: эволюцию и революцию.

5.3. Переход количественных изменений в качественные как закон развития природы и общества.

Количественные изменения способствуют переходу старого (прежнего) качества в новое (другое). Однако есть и обратное влияние нового качества на количество, только количество уже иного качества.  Это происходит потому, что новое, более развитое (сложное) содержание требует новой формы, определяет рамки, в которых возможно возникновение (появление)  и направление развития  новой формы в качественной и количественной МЕРЕ (Мой комментарий – А.З.). Таким образом, новое качество, в свою очередь, способствует дальнейшему развитию отношений МЕРЫ.

Многие виды труда осуществляются более эффективно, с большей производительностью труда при условии коллективного взаимодействия в сравнении с трудом индивидуальным. «Здесь дело идёт не только о повышении индивидуальной производительной силы путём кооперации, но и создании новой производительной силы, которая по самой своей сущности есть массовая сила» – Маркс. Эта закономерность проявила себя в повышении эффективности сельскохозяйственного производства при объединении индивидуальных крестьянских хозяйств в коллективные хозяйства. Новое по своему качеству явление, утвердившись в жизни, способствует дальнейшему количественному изменению в рамках новой МЕРЫ.

5.4. Эволюция и революция. Скачки.

Закон «Количество – в качество» обусловливает двуединую форму движения РАЗВИТИЯ: медленное, постепенное количественное движение развития и быстрое, коренное качественное движение развития. Это и есть эволюционно-революционное развитие. Наука только тогда встала на твёрдую почву, когда отказалась от одностороннего чисто эволюционного взгляда на РАЗВИТИЕ. Всё сказанное относится и к развитию общества.

Оппортунисты отрицают объективную необходимость революции или, напротив, считают развитием цепь непрерывных скачков. Эти две разновидности – реформистская и анархистская – ревизии марксизма в философии, теории и практике имеют широкое распространение. На самом же деле «эволюция подготовляет и даёт почву революции, а революция увенчивает эволюцию и содействует её дальнейшей работе» – Сталин.

Революция – закономерное явление в обществе, ибо без неё не может произойти, назревшее и подготовленное всем ходом эволюционного развития коренное изменение господствующих, но уже потерявших почву порядков. Уже это одно показывает, какое огромное значение имеет диалектическое учение об эволюции и революции для определения программы, стратегии борьбы пролетариата и его партии.

Локомотивами истории называли Маркс и Энгельс революции. Ленин говорил, что высокая оценка революционных периодов в истории человечества вытекает из сущности исторических взглядов марксизма. Он называет эти периоды как «…самые жизненные, самые важные, существенные, решающие моменты в истории человеческих обществ».

«Дело в том,- пишет он,- что именно революционные периоды отличаются большой широтой, большим богатством, большей сознательностью, большей планомерностью, большей систематичностью, большей смелостью и яркостью исторического творчества по сравнению с периодами мещанского, кадетского, реформистского прогресса».

5.5. Поступательный прогрессивный характер развития, Развитие от простого к сложному, от низшего к высшему.

Возникновение нового происходит в процессе «перехода» количественных изменений в качественные. Марксистская диалектика как теория утверждает поступательное, прогрессивное движение, движение – развитие. Сталин пишет: «Поэтому диалектический метод считает, что процесс развития следует понимать не как движение по кругу, не как простое повторение пройденного, а как движение поступательное, как движение по восходящей линии, как переход от старого качественного состояния к новому качественному состоянию, как развитие от простого к сложному, от низшего к высшему».

Развитие по восходящей линии – непреодолимый и объективный закон развития природы и общества. Конечно, это РАЗВИТИЕ очень противоречиво и мало напоминает прямую линию, может быть, зигзагообразно, но основная тенденция развития именно такова. Развитие происходит в рамках очередного закона диалектики: «отрицания отрицания». Есть разные варианты отрицания: отрицание как СОЗИДАНИЕ и  отрицание как РАЗРУШЕНИЕ.  Отрицание как СОЗИДАНИЕ может быть формой ДИАЛЕКТИЧЕСКОГО КОМПРОМИССА (Мой комментарий – А.З.).

Мои мысли (А.З.).

ОТРИЦАНИЕ КАК СОЗИДАНИЕ может отражать две позиции. Первая позиция выражается отрицанием ЦЕЛОГО по отношению к той части  целого, которая отрицает ЦЕЛОЕ. Вторая позиция выражается отрицанием полного и «зряшного» отрицания в качестве принципиальной установки, как объективной необходимости дальнейшего развития. Ленин говорит: «Не голое отрицание, не зряшное отрицание, не скептическое отрицание, колебание, сомнение характерно и существенно в диалектике, – которая, несомненно, содержит в себе элемент отрицания и притом как важнейший свой элемент,- нет, а отрицание, как момент связи, как момент развития, с удержанием положительного…».

ОТРИЦАНИЕ ЦЕЛЫМ  ДРУГОГО ЦЕЛОГО (отрицание с разрушением как вариант созидания и прогрессивного развития) проявляет себя в антагонистическом противоречии между ТРУДОМ и КАПИТАЛОМ. Здесь АБСОЛЮТНАЯ БОРЬБА должна закончиться АБСОЛЮТНОЙ (бескомпромиссной) ПОБЕДОЙ ТРУДА над КАПИТАЛОМ. Только на этой основе возможен диалектический компромисс (компромисс без компромисса), то есть такой компромисс, при котором ТРУД может пойти на любой компромисс с КАПИТАЛОМ без единого компромисса с самим собой: нет и да – одновременно (НЭП, современная экономика Китая).

Отрицание с отторжением  может быть тоже созидательным. В антагонистическом противоречии между трудом и капиталом в соответствии с законом диалектики есть и ЕДИНСТВО, пусть и ОТНОСИТЕЛЬНОЕ. В борьбе труда против капитала формируются бойцовские качества трудового народа, оттачивается, находится в готовности оружие классовой борьбы. В отсутствие «ЗЛА» «ДОБРО» слабеет и вырождается. Надо научиться сохранять контроль над «злом», никогда не допуская его перевеса.

ОТРИЦАНИЕ ЦЕЛЫМ, ОТРИЦАЮЩЕЙ ЕГО ЧАСТИ (отрицание с разрушением как вариант созидания и прогрессивного развития) проявляет себя в антагонистическом противоречии между разрушительной формой (примитивным мышлением и поведением) и высокоорганизованным СОДЕРЖАНИЕМ (социальная материя) при алкоголизме и наркомании. СОДЕРЖАНИЕ как ЦЕЛОЕ сохраняет себя в форме БЫТИЯ при условии полного отказа от вредной привычки, посредством уничтожения примитивного – старого мышления и утверждения нового – прогрессивного (А.З.).

ОТРИЦАНИЕ ОТРИЦАНИЯ КАК ДВИЖЕНИЕ ОТ ЦЕЛОГО К ЦЕЛОМУ (отрицание с удержанием) проявляет себя в процессе появления нового из хорошего старого как вариант абсолютного единства нового и старого, к примеру, рождение новых знаний на основе фундаментальных старых (А.З.).

Качественно новое явление возникает из старого, отрицая его, но при этом, удерживая всё положительное, что было в нём, развивая это положительное. Марксистская диалектика вселяет в сознание людей мужественный революционный оптимизм и жажду борьбы за подлинный прогресс человечества и развитие человеческих отношений.

6. РАЗВИТИЕ КАК БОРЬБА ПРОТИВОПОЛОЖНОСТЕЙ

6.1. Ядро марксистской диалектики. Две концепции развития.

« Раздвоение единого и познание противоречивых частей его… есть суть… диалектики» – Ленин. «Вкратце диалектику можно определить, как учение о единстве противоположностей. Этим будет схвачено ядро диалектики». Метод диалектики по Гегелю является осознанием формы внутреннего самодвижения  (противоречия) содержания (А.З.). Диалектика – учение о противоречиях как источнике развития.

6.2. Предмет как единство противоположностей. Борьба противоположностей – источник развития.

«Условия познания всех процессов мира…есть познание их, как единства противоположностей» – Ленин. «Следовательно, жизнь точно так же есть существующее в самих вещах и явлениях, вечно создающееся и разрешающееся противоречие, и как только это противоречие прекращается, прекращается и жизнь, наступает смерть» – Энгельс. «Развитие – есть борьба противоположностей» – Ленин.

6.3. Диалектическая гибкость понятий.  «Жизненная правда Марксовой диалектики».

«Всесторонняя, универсальная гибкость понятий, гибкость, доходящая до тождества противоположностей – вот в чём суть» – Ленин.  «Диалектика есть учение о том, как могут быть и как бывают (как становятся) тождественными противоположности,- при каких условиях они бывают тождественны, превращаясь друг в друга,- почему ум человека не должен брать эти противоположности за мёртвые, застывшие, а за живые, условные, подвижные, превращающиеся одна в другую» – Ленин.

Чтобы такие резкие противоположности могли быть тождественными, чтобы случайности не было без необходимости, как и необходимости без случайности, чтобы случайность признавалась за форму проявления необходимости, чтобы свобода и необходимость были также едины в своих противоположностях и переходили друг в друга,- понять это всё – слишком сложная задача, требующая диалектической гибкости ума, чего нет и не может быть у метафизика (М.Р.).

Свобода и необходимость – две противоположности, которые не возможны по отдельности, друг без друга, сами по себе, они возможны только в беспокойном единстве (А.З.). Чем глубже познают люди необходимость, тем сознательнее и свободнее их деятельность, тем успешнее их борьба. Самая «свободная» деятельность, идущая наперекор исторической необходимости, не основанная на потребностях общественного развития, неминуемо потерпит крах.

Следовательно, чем теснее связана человеческая деятельность с исторической необходимостью, тем сознательней и свободней она, – иначе говоря, необходимость превращается в свою противоположность – свободу. В свою очередь, такая свободная и сознательная деятельность помогает осуществлять объективно-необходимый исторический процесс,- иначе говоря, свобода сама превращается в свою противоположность – необходимость.

СЛУЧАЙНЫЕ ЯВЛЕНИЯ – это такие явления, которые могут быть, но могут и не быть, могут сложиться так или как-нибудь иначе. НЕОБХОДИМЫЕ ЯВЛЕНИЯ – это такие явления, которые не могут не быть, которые должны возникнуть в силу определённых закономерностей развития природы и общественной жизни. Диалектика требует различения противоположностей: случайности и необходимости.

Однако между противоположностями нет никакой пропасти, диалектические понятия (противоположности) могут переходить одно в другое. Энгельс пишет, что «случайность есть форма  проявления необходимости (содержания – А.З.), а необходимость осуществляется в бесконечной сумме случайностей (появлении различных форм – А.З.)». Случайность, не переставая быть случайностью, есть, не что иное,  как форма проявления необходимости.

Маркс писал, что если бы в истории не было случайностей, она имела бы мистический характер: всё заранее было бы предопределено и автоматически осуществлялось. Историческая необходимость проявляется и осуществляется через деятельность людей (жизнь со смыслом – А.З.).  Но всем людям свойственны свои индивидуальные особенности, которые случайны для истории, но, тем не менее, необходимо проявляются.

Случайности имеют не главное, а второстепенное значение для истории, но, всё же, видоизменяют и разнообразят общий закон её реализации.   Как ни многообразно проявление случайностей в истории (жизни), объективная закономерность и железная необходимость РАЗВИТИЯ прокладывают себе властно дорогу сквозь все случайности, а последние оказываются лишь формой реализации исторической (жизненной) необходимости.

Дарвин обратил внимание на то, что случайные признаки, как результат изменчивости, если они положительны и полезны для данного животного или растения, передаются по наследству из поколения в поколение и, укрепляясь, распространяются. Таким образом, то, что вначале было случайным, становится необходимым (переход формы в содержание – А.З.), то же, что было ранее необходимым, господствующим в данном виде становится случайным, пока не отмирает вовсе.

В общественной жизни, в политической борьбе нельзя и шагу шагнуть, не проявляя диалектической гибкости, поскольку процессы, происходящие в этой области, особенно подвижны, гибки, «противоречивы». Сколько раз вождям нашей партии – Ленину и Сталину приходилось выступать в защиту гибкого характера большевистской тактики против тех, кто кричал о её «противоречивости».

«Диалектичность ленинской постановки вопроса о национальной культуре» Сталин выразил такими словами: Надо дать национальным культурам развиться и развернуться, выявив все свои потенции, чтобы создать условия для слияния их в общую культуру с одним общим языком». Вот этой гибкости – гибкости, доходящей до тождества противоположностей (слияние различных культур в единую общую культуру через максимальное развитие национальных культур), этого метафизический ум оппортунистов никак не мог переварить и усвоить.

Ленин обращает внимание на то обстоятельство, что иногда имеет место «субъективная гибкость понятий», не отражающая «объективной гибкости самой действительности». Он говорит: «Разумеется, основное положение марксистской диалектики состоит в том, что все грани в природе и обществе условны и подвижны, что нет ни одного явления, которое бы не могло, при известных условиях, превратиться в свою противоположность. Национальная война может превратиться в империалистическую и обратно».

Гибкость понятий должна соответствовать гибкости действительности. Возможность превращения одного явления в другое не даёт никакого основания отождествлять эти явления. «Только софист,- говорил Ленин,- мог бы стереть разницу между империалистической и национальной  войной на том основании, что одна может превратиться в другую. Диалектика не раз служила – и в истории греческой философии – мостиком к софистике. Но мы остаёмся диалектиками, борясь с софизмами не посредством отрицания возможности всяких превращений вообще, а посредством конкретного анализа данного (явления – А.З.) в его обстановке и его развитии». Субъективная «гибкость», не считающаяся с действительностью, основанная на голой возможности всяких превращений, есть софистика, измена диалектике.

6.4. Диалектическое учение о противоречиях и политика партии пролетариата.

«Если развитие в порядке раскрытия внутренних противоречий, в порядке столкновения противоположных сил на базе этих противоречий с тем, чтобы преодолеть эти противоречия, то ясно, что классовая борьба пролетариата является совершенно естественным и неизбежным явлением.

Значит, нужно не замазывать противоречия капиталистических порядков, а вскрывать их и разматывать, не тушить классовую борьбу, а доводить её до конца. Значит, чтобы не ошибиться в политике, надо проводить непримиримую классовую пролетарскую политику, а не реформистскую политику гармонии интересов пролетариата и буржуазии, а не соглашательскую политику «врастания» капитализма в социализм» – Сталин.

6.5. Противоречия переходного периода и анализ их товарищем Сталиным.

Противоречия в самой партии. Наша партия на протяжении всей борьбы за социалистическое переустройство страны вела непримиримую борьбу с постоянно возникавшими оппортунистическими группами и течениями, ревизовавшими ленинизм и толкавшими партию на путь реставрации капитализма. Нельзя было и мечтать об успешном разрешении задач переходного периода без постоянной борьбы с всякими уклонами от ленинизма.

История Коммунистической партии есть история борьбы противоречий внутри самой партии. Сталин показывает, каковы источники противоречий внутри партии: влияние буржуазной идеологии на некоторые наиболее отсталые, наименее политически закалённые слои рабочего класса и через их посредство на некоторые наименее устойчивые элементы внутри самой партии.

Сталин говорил, что «Нет, и не может быть, «средней» линии в вопросах принципиального характера. Либо одни, либо другие принципы должны быть положены в основу работы партии. «Средняя» линия по вопросам принципиальным есть «линия» засорения голов, «линия» затушёвывания разногласий, «линия» идейного перерождения партии, «линия» идейной смерти партии».

Сталин обозначил две группы противоречий: противоречия внутренние и противоречия внешние. Внутренние противоречия существовали между пролетариатом и крестьянством. Противоречия внешние были обусловлены  взаимодействием со странами капиталистического мира. Сталин делает ясный, точный, единственно научный вывод: мы можем и должны построить социалистическое общество в нашей стране, но до тех пор, пока существует опасность интервенции со стороны враждебных нам капиталистических стран, победу социализма нельзя считать окончательной.

6.6. Содержание и форма. Диалектический процесс изменения содержания и формы явлений.

Способ производства как любое другое явление Бытия имеет СОДЕРЖАНИЕ и ФОРМУ. Содержание – производительные силы. Форма – производственные отношения. Производительные силы – орудия труда и люди, владеющие ими. Содержание – основа и фундамент вещей и явлений. ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ОТНОШЕНИЯ – это форма общественного производства. Они связывают элементы производительных сил, устанавливают определённый общественный тип организации производительных сил. Без такой общественной организации производительные силы  не могут стать действующей силой. Таково же значение формы в любом процессе, явлении, предмете.

Форма – это внутренняя структура, внутренняя организация самого содержания. Если СОДЕРЖАНИЕ составляет основу, материал предмета, то без содержания не может быть формы. Если ФОРМА есть внутренняя структура, организация, оформление СОДЕРЖАНИЯ, то без формы не может быть содержания. Форма и содержание в любом предмете и процессе находятся в в состоянии тесной, неразрывной связи, взаимопроникновения: содержание определяет свою форму, форма организует своё содержание.

Форма вовсе не внешняя оболочка содержания, она, соответствуя содержанию, даёт ему определённый смысл, направление. Демократический централизм, железная дисциплина, подчинение меньшинства большинству, строгая конспирация – это всё формы, организующие, обеспечивающие боевое, революционное содержание деятельности партии. Без принятия таких форм и шагу вперёд сделать было нельзя в развитии содержания революционной деятельности партии.

Ленин писал тогда, что форма работы партии до того несовершенна, «…что это колет глаза, вызывает краску стыда у всякого, кто не смотрит на дела своей партии «ковыряя в носу»… Неразвитость и непрочность формы не даёт возможности сделать дальнейшие серьёзные шаги в развитии содержания, вызывает постыдный застой, ведёт к расхищению сил, к несоответствию между словом и делом».

Решающим элементом во взаимодействии формы и содержания является содержание. Форма предмета, явления, хотя и определяется его содержанием, всё же имеет некоторую относительную самостоятельность. Если в силу тех или иных причин эта относительная самостоятельность превращается в самостоятельность абсолютную, она может приобрести самодовлеющий характер, то есть «может наполниться чуждым ей содержанием» (разрушить прежнее содержание? – А.З.).

«Колхозы и Советы представляют лишь форму организации, правда, социалистическую, но, всё же, форму организации. Всё зависит от того какое содержание будет влито в эту форму» – Сталин. Враги коммунизма выбрасывали лозунги: «Советы без коммунистов», «Колхозы без коммунистов». Забота о соответствии революционных форм революционному содержанию должна стоять перед коммунистами на первом плане,  вот какой практический вывод следует из этого.

Соответствие может быть только между определённым содержанием и определённой формой. Не всякая форма может соответствовать данному содержанию, не всякое содержание может быть основой для данной формы. Может возникать противоречие между формой и содержанием, а противоречие является движущей силой РАЗВИТИЯ. ИЗМЕНЕНИЕ предмета всегда  (так ли? – А.З.) начинается с содержания, основы предмета. При этом нарушается равновесие между старой формой и новым содержанием. Начинается конфликт, продолжающийся до тех пор, пока форма не будет изменена.

СОДЕРЖАНИЕ само по себе развиваться не может, для этого необходимо внутреннее самодвижение в результате внутреннего противоречия, а противоречия этого в консервативной части содержания мы не видим (Мой комментарий – А.З.). У содержания в основном консервативное начало. Оно, конечно, развивается, но благодаря новой форме. Проблема в том, что новая форма, уже изменившая содержание, ещё некоторое время соседствует и борется с формой старой, вот тут и начинается конфликт между новым содержанием и ещё живущей старой формой, которая пока ещё остаётся отрицаемой частью содержания (Мой комментарий – А.З.).

7. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Значение марксистского диалектического метода для практической деятельности партии пролетариата.

Маркс писал: «Философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». Когда буржуазный идеолог говорит, что философия – это одно, а политика – это другое, то он этим самым хочет навязать мнение о надклассовости философии, о том, что она имеет отношение лишь к «вечным» и «нетленным» проблемам, не опускаясь до уровня «прозы жизни».

Как бы буржуазные философы не восставали на словах против «загрязнения» философии политикой, они теоретически обосновывают определённую классовую – именно буржуазную политику. Самоё отрицание связи между философией и политикой есть определённая форма утверждения такой связи, ибо идеи о надклассовости, аполитичности философских теорий призваны прикрыть откровенно классовый и политический их смысл.

Марксистская философия не только не отрицает связи между философией и политикой; она весь смысл своего существования видит в том, чтобы вооружить, борющийся за новую жизнь рабочий класс, народные массы ясным пониманием закономерностей развития истории и путей победоносной борьбы. Марксистская философия даёт политике партии пролетариата научные основания, опираясь на которые революционный авангард рабочего класса определяет линию борьбы в соответствии с объективными законами исторического развития, и на много десятилетий вперёд предвидит основной ход этого развития.

Марксистско-ленинская диалектика подводит твёрдую гранитную почву под сознательную деятельность партии пролетариата. С каким упорством и рвением буржуазная философия пыталась выбить из-под ног борющихся масс эту почву, чтобы ввергнуть их в мистический мрак неведения и, следовательно, неспособности сознательно действовать.

Энгельс писал: «Материалистическое понимание истории и его специальное применение к современной классовой борьбе между пролетариатом и буржуазией стало возможным только при помощи диалектики».

Объективная закономерность человеческой истории и познание этой закономерности – основа деятельности партии пролетариата. Вся теория научного социализма базируется на том факте, что социализм, социалистическая форма общественной жизни – не случайность, а закономерный продукт всего исторического развития и современных исторических условий. Следовательно, борьба за социализм есть самое насущное дело, выражающее объективные тенденции хода истории. Это означает, что борьба эта благородна в лучшем и высоком смысле этого слова.

Диалектическая философия награждает человека способностью предвидеть будущее, делает его активным борцом за это будущее, сознательным строителем своей жизни и своей судьбы.  Она воспитывает и формирует новый тип личности – Человека, берущего свою судьбу в собственные руки и опирающегося в своей борьбе за новую (СЧАСТЛИВУЮ) жизнь на осознание необходимости активной жизненной позиции в  самосовершенствовании и совершенствовании окружающего его мира (комментарий мой – А.З.).

19.02.2013 года

Администрация сайта не несёт ответственности за содержание размещаемых материалов. Все претензии направлять авторам.

Метки:  

Оставьте отзыв

Вы должны войти для отправки комментария.

Быстрый поиск

Кто такой сторонник КПРФ? Сторонник КПРФ – это человек, разделяющий идеи Коммунистической партии, небезразличный к тому, что сегодня происходит в России, интересующийся работой партии и готовый оказать посильную помощь. Что требуется от сторонника? Сторонник не имеет, каких либо обязательств перед партией, а потому каждый сам определяет степень своего участия. Кто-то ограничивается голосом на выборах различных [...]

(далее ...)

Дорогие товарищи! Партия КПРФ, находясь на острие народного сопротивления грабительскому режиму, несёт в массы Правду о нынешней России, но, не имея достаточных средств, партия очень нуждается в вашей и моральной, и физической, и финансовой поддержке. Поддерживая КПРФ, вы помогаете делу спасения страны, а значит, и нашей республики, от засилья властвующих богатеев, разоблачению их подлой грабительской [...]

(далее ...)

Как вступить в КПРФ Если Вы – совершеннолетний гражданин Российской Федерации, не состоите в другой партии, разделяете Программу КПРФ и признаёте её Устав, неравнодушны к судьбе нашей Родины и считаете капитализм несправедливым устройством общества, если Вы хотите бороться за коммунистические идеалы – Вы можете стать коммунистом!   Чтобы вступить в КПРФ, необходимо: Шаг 1. Связаться [...]

(далее ...)